win.zin

C чем связано незначительное присутствие художников из России на международных проектах?

Куратор и независимый критик Антонио Джеуза:

Это не связано с содержанием и качеством работы. Очень просто — у нас в России очень сильные художники. Проблема — это знания, потому что очень мало публикаций о российском искусстве на мировой арт-сцене. Не забудьте, что в России еще очень мало университетов — курсов всех должно быть больше.

Вот почему AES+F известны везде в мире? Не только потому, что они сильные художники — это безусловно, но потому что про них также много очень публикаций на Западе, их знает академия. Это очень важный момент.

Вот в двухтысячных годах российского искусства было много на международном рынке, живопись продавалась очень дорого. Еще во время перестройки все хотели купить художников из России, потому что до этого было непонятно, что тут происходит, был железный занавес. Поэтому тогда хорошо было иметь в коллекции художника из России. Конечно же, сейчас этой экзотики больше нет, и это хорошо, поэтому надо больше работать, чтобы было больше текстов и больше объяснений, почему работы русских художников такие сильные, академического уровня. Чем больше будет курсов, чем больше будет поддержки от академии, тем сильнее будет присутствие художников на Западе.

Надо, чтобы они знакомились с международными институциями и кураторами. Здесь в этом плане есть очень сильный барьер.

Член арт-группы AES+F Лев Евзович:

Мы встречаем на международных биеннале художников самых разных направлений, какое-то время мы были постоянно с группой «что делать?». Но вообще, конечно, очень слабое присутствие русских художников на мировой арене. Есть всего несколько имен и, даже не знаю, может, два-три молодых заметных художника, но в целом, очень слабо. И с одной стороны, можно согласиться с Антонио, но я бы добавил к этому, что у нас не только дефицит академического, но на самом деле, дефицит всего: и местного рынка, и институциональный, и теории.
Вопрос-ответ